КАРАКАЛПАКИ В ЗОЛОТОЙ ОРДЕ
24.02.2019 14:52

Пребывание каракалпаков в Золотой Орде в письменных источниках не отмечено.

Разумеется, в этом вопросе надо учитывать неполноту самих письменных источников, относящихся к истории Улуса Джучи. В них большей частью зафиксированы военные действия правителей и дипломатические сношения, к тому же в своей массе они созданы либо за пределами этого государства, на основе информации, полученной из «третьих рук», либо путешественниками, не имевшими возможностей детально вникать в этнополитическую ситуацию. Различные грамоты и другие отрывочные письменные памятники не содержат искомой нами информации. Всеохватывающей исторической хроники Золотой Орды ни в целом, ни по отдельным периодам мы не имеем.

А с каракалпакским фольклором дело обстоит так. По происхождению героические эпосы каракалпаков возникли в среде средневековых тюркских племен – кыпчаки создали «Коблан», кунгираты – «Алпамыс», мангыты – «Едиге», которые в эпоху окончательной консолидации каракалпакского этноса на Сырдарье с включением в свой состав частей этих племен стали общенародными произведениями. В этих эпических поэмах всегда сохранялась обозначенная при создании племенная принадлежность героев, и когда эпос исполняли представители других племен, они ее не изменяли.

Фольклорное наследие вышедших из Волжско-Яицкого междуречья племен (мангытов и других) составляет «ногайлинский» пласт в каракалпакском фольклоре – это эпосы «Едиге», «Ер Шора» и другие, а также ряд исторических песен об Ормамбет-бие и его мудрой дочери Сарыша-айым, легенд и анекдотов (легенды о Жиренше-шешен и Джанибек-хане и другие). Большинство этих фольклорных произведений существует и в национальных версиях других выходцев из Золотой Орды – ногайцев, татар, казахов, кочевых узбеков и «кыпчакской» этногруппы киргизов (состоящей из кыпчаков, найманов и китаев), при этом некоторые малые произведения текстуально совпадают. В них изображаемый народ и страна называются «Ногайлы» («люди Ногая», «страна Ногая»), в укороченной форме – «Ногай».

Исторические песни в форме толгау из «ногайлинского» слоя, исполнявшиеся сказителями перед вступлением в эпос, говорят об уходе ногайских племен с берегов Едила и Жаика в Туркистан – присырдарьинские степи после смерти их правителя Ормамбет-бия.

А фольклорные произведения племен из Среднеазиатского междуречья (кунгиратов и других) о ногайлинском народе и его героях (Токтамыс, Едиге, Нурадин) ничего не знают.

Собственно каракалпакского фольклора в форме целостных произведений не сохранилось.

Каракалпаки во время жизни в Поросье (с последних десятилетий 11 в. до середины 13 в. , т.е. около полутора веков), следует полагать, имели свои устные предания и сюжеты, как унаследованные от своих предков огузов, печенегов и кыпчаков, так и возникшие в своей среде в процессе консолидации единой этносоциальной общности. Вероятно, после монгольского завоевания и переселения на Волгу и перехода на кыпчакскую речь эти предания и сюжеты теряли свою актуальность, а затем на Сырдарье, когда собственно каракалпакские роды оказались в меньшинстве по сравнению с влившимися в Каракалпакский союз поволжскими и среднеазиатскими племенами, предания и сюжеты собственно каракалпаков вообще деактуализировались и были трансформированы в состав более популярных произведений словесного творчества.

По имеющимся в наших руках фольклорным материалам, собственная историческая память каракалпакского народа не простирается далее событий последних десятилетий 14 века – периода восстановления политического единства джучиева улуса Токтамыш-ханом.

Только археологические исследования (С. А. Плетнева, Г. А. Федоров-Давыдов и другие) дали достоверную информацию, что каракалпаки – черные клобуки русских летописей в середине 13 в. были переселены монгольскими властями с Поросья на Волжско-Яицкое междуречье. И на территории Улуса Джучи, монгольского государства, занимавшего огромную территорию от р. Иртыша и о. Балхаш до низовьев Дуная, продолжился средневековый этап консолидации каракалпакского народа.

 

Add comment


Security code
Refresh