ЭПОХА ТЮРКСКИХ КАГАНАТОВ
24.02.2019 14:50

Эпоха политического господства сюннуского союза племен в Центральной Азии (209 г. до н. э. – 155 г. н. э.) положила начало трем историческим процессам.

Во-первых, завершилось выделение тюркской общности из состава центральноазиатского этнолингвистического комплекса, и начался ее выход на историческую арену.

Во-вторых, началось замещение индоевропейского этнолингвистического комплекса к западу от Минусинской котловины вплоть до Причерноморья и Приднепровья тюркоязычными этносами.

В-третьих, тюркоязычная орда гуннов совместно с ираноязычными аланами вторжением в Европу в 370-е годы запустила механизм т. н. Великого переселения народов, перекроившего всю этническую карту континента.

Закваска тюркского мира вызревала в степях Центральной Азии, на северо-западной периферии Китая.

Сосуществование рядом двух цивилизационных миров – кочевой степи и аграрного общества – было сложным и неоднозначным процессом, который оказывал значимое влияние на социокультурное развитие обеих сторон.

В регионе противостояли друг другу две динамические системы: у каждой были свои сильные и слабые стороны.

Северный Китай часто попадал под власть кочевой степи и воспринял много тюрко-монгольских элементов: многие правящие династии и военная элита по своему происхождению была связаны с этим миром. И там хорошо понимали психологию кочевников и старались выгодно использовать в своих целях. И кочевники, в свою очередь, веками пользовались богатыми ресурсами китайских государств, которые помогали им выживать в суровых условиях своей родины, вырастать в жизнеспособные этносы и распространиться на большую часть евразийского континента.

Кочевые вожди с китайскими императорами роднились и враждовали, подчинялись и повелевали. Перипетии этого симбиоза кочевого и оседлого миров были таковы, что обе стороны кровно нуждались в ресурсах друг друга – кочевники в зерне, тканях и ремесленных изделиях китайцев, а китайцы – в доблестных наемниках и выносливых боевых лошадях из кочевой степи.

Каждая сторона стремилась к военному превосходству – чтобы обезопасить свою жизнь, диктовать свои условия и получать выгоду. Занять эту позицию каждая из сторон могла, лишь создав жизнеспособную модель для решения своих внутренних проблем – ее могла дать только твердая власть в своем сообществе. Когда одной из сторон удавалось выйти на эту модель – ее военная сила удесятирялась и под ее напором сосед содрогался, шел на уступки и делился природными, человеческими, технологическими и культурными ресурсами. И каждое поколение с обеих сторон долбило эту твердыню власти – так и сосуществовали кочевой мир и аграрное общество.

Государственные образования в кочевой степи обычно существовали недолго, в течение жизни четырех-шести поколений. Создавались-то эти степные империи волей и талантом сильной личности и его сподвижников, в самых прозаических, прагматичных целях: надо было объединиться, чтобы отнять у других племен лучшие пастбища, безнаказанно грабить богатых соседей, то есть, чтобы обеспечить себе лучшие условия существования. Ко времени правнуков и далее правящий клан в силу различных причин (в междоусобицах погибали наиболее пассионарные представители династии, сибаритствующие потомки не годились к воинскому делу) исчерпывал свои генетические ресурсы и вырождался, и был естественным переход власти над степняками к новой племенной группе с нерастраченным боевым духом.

После сюнну хозяевами на просторах Центральной Азии стали племена кочевников, известных по китайским источникам под названием сяньби. В период с 156 г. по 166 г. сяньбийский союз племен под главенством молодого и энергичного вождя Тяньшихуая овладел всеми землями, бывшими под державою сюнну.

После смерти вождя в 180 г. созданная им держава распалась.

В разные эпохи в этих степях появлялось и распадалось много таких эфемерных государственных образований, создаваемые оспаривавшими власть друг у друга кочевыми племенами.

Все эти степные империи были полиэтничны.

С начала 4 в. до середины 6 в. первенствующую роль в степях Западной Маньчжурии, Монголии и Восточного Туркестана играли жуаньжуани, подчинившие себе сяньби, теле и других кочевых племен. Вместо хуннского титула шаньюй для верховного правителя жуаньжуани приняли новый титул каган, означавший на сяньбийском языке император, который впоследствии унаследовался тюрками и монголами. Каганская ставка располагалась у Хангая.

О языковой принадлежности племен под названиями сяньби и жуаньжуани у историков нет единого мнения (потому что китайские источники этой дефиниции не дают). Они называют их то монголоязычными, то тюркоязычными. Может быть, будет правильным, если население Центральной Азии в эту эпоху будем рассматривать как сложный этнолингвистический конгломерат тюрко- и монголоязычных племен, вероятно, и остатков абсорбируемого ираноязычного населения, и все эти общности входили в одни и те же политические союзы. И преобладание тюркской речи в этой среде, начиная с эпохи возвышения сюнну, является бесспорным.

Во времена господства и сяньбийцев, и жуаньжуаней, тюркоязычные племена Южной Сибири, Центральной Азии и Северо-Западного Китая оставались в тех же пределах, возможно, с некоторым изменением дислокации кочевий, что обычно проводится победившей племенной группировкой в целях обеспечения своих стратегических целей.

Наиболее крупным объединением тюркоязычных племен был огузский племенной союз, в конце 4 в. в китайских источниках отмеченный под именем гаоцзюй (букв. «высокие телеги»), а затем названный под другим именем – теле. Они кочевали в степях Северной Монголии и Джунгарии. В древнетюркских надписях они будут называться токуз-огузами – «девять племен», доминирующим из которых были уйгуры.

Гаоцзюй хотя и был многочисленным, но слабым в политическом отношении объединением. Огузы не раз восставали против жуаньжуанского господства, даже в конце 5 в. им удалось создать свое ханство, но вскоре в 516 г. разбитое жуаньжуанями.

Отдельные группы огузских племен во время господства жуаньжуаней ушли на запад, через присырдарьинские степи распространялись до низовий Волги и Дона.

В то же время в китайских летописях в составе жуаньжуанской конфедерации впервые упоминается народ под именем туцзюэ – тюрки.

Основываясь на сведениях китайских хронистов и записанных ими среди тюрков генеалогических легендах, С. Г. Кляшторный связывает происхождение тюрок с Восточным Туркестаном.

Группа постхуннских племен, в конце 3 – начале 4 в. переселившаяся в Северо-Западный Китай, была вытеснена в конце 4 в. в район Турфана, где они, вероятно, смешались с остатками ираноязычных племен Восточного Туркестана. В 460 г. на них напали жуаньжуани, и переселили на Южный Алтай. В числе переселенцев было и племя ашина, впоследствии из которого вышла правящая династия тюрков. Переселенцы в южных предгорьях Алтая смешались с другими тюркоязычными племенами, и новая этническая общность получила название тюрки. Новое объединение состояло из десяти (позднее – двенадцати) племен. Следует отметить, у специалистов нет единого, бесспорного этимологического объяснения этих названий: ашина (род или племя), тюрк (группа родов и племен).

Таким образом, когда в середине 6 в. в центральноазиатских степях на историческую арену вышли тюрки, они говорили на том же языке (разумеется, с определенными диалектальными различиями), на котором говорили племена теле (токуз-окузы) в тех же степях, а также – кыргызы на Енисее, постгуннские и ушедшие от гнета жуаньжуаней телесские племена далеко в восточноевропейских пределах.

Как видим, происхождение тюркоязычия и возникновение народа под именем тюрки – совершенно разные явления. Языки, впоследствии названные тюркскими, сложились в глубокой древности, а народ тюрки появился в начале 6 в. под этим именем. Потом арабы после завоевания Средней Азии, всех тюркоязычных народов к востоку от Сырдарьи стали именовать тюрками, так этот термин закрепился за семьей языков, сложившихся в Центральной Азии и затем распространившихся на большую часть евразийского континента.

Как всегда, и в эпоху господства жуаньжуаней не затихала борьба кочевых племен против центральной власти. Часто восставали телесские племена.

В 534 г. вождем алтайских тюрков стал Бумын, унаследовавший от отца титул «великий ябгу» – «великий князь». Вначале он был вассалом жуаньжуанского кагана и платил ему дань железом из алтайских рудников и плавилен. Вскоре Бумын перестал считаться со своим сюзереном и стал продвигать свои владения на восток. К 542 г. тюрки кочевали от Алтая до берегов Хуанхэ. Заключив союз с южным соседом – китайским государством Западный Вэй, Бумын начал покорение территорий к северу от своих владений. Были покорены 50 тысяч кибиток огузских племен, которые стали служить в его войске. Объединенными силами тюрков и огузов Бумын стал разбивать военные силы жуаньжуаней до полного их покорения. В 551 г. Бумын был поднят на белой кошме и провозглашен каганом Тюркского эля. После его смерти в следующем году на престол сел его брат Истеми-каган (правил до своей смерти в 576 г.).

Таким образом, Жуаньжуанский каганат был разгромлен, и на его месте возник I Тюркский каганат (551–630 гг.).

Ставка кагана находилась на р. Орхон в Северной Монголии. Основная часть населения Жуаньжуанского каганата вошла в состав государства алтайских тюрков.

Непокорившаяся часть жуаньжуаней (около 30 тысяч кибиток) откочевала далеко на запад, включив в свой состав постхуннские племена Поволжья, Приазовья и Северного Кавказа, они стали известны в византийских источниках под именем авары. Затем они перешли в Дунайско-Карпатскую котловину, где создали свое государство – Аварский каганат, просуществовавший с 562 до 823 г.

А тем временем тюрки продолжали военные действия по расширению своих владений.

Весною 554 г. Истеми-каган возглавил поход на запад.

В 555 г. тюрки овладели Семиречьем и всей степной зоной вплоть до Сырдарьи и Приаралья, включая Хорезм. Завоевание сопровождалось и миграцией центральноазиатских тюркоязычных племен и заселением ими обширных горно-степных районов на севере и востоке Средней Азии.

К 558 г. тюрки завершили покорение Поволжья и Приуралья.

В это время основные территории Среднеазиатского междуречья находились под господством эфталитов – ираноязычной династии из Центральной Азии, их государство включало в себя также отдельные области Афганистана и северо-восточного Ирана. На юго-западе от них располагалась Сасанидская империя.

В 560 г. Истеми-каган заключил союз с сасанидским Ираном и в период между 563 и 567 гг. тюрки разгромили государство эфталитов. Среднеазиатские владения (самое значительное из них – Согдиана) попали в вассальную зависимость от тюрков. Южные территории эфталитов отошли к Ирану.

После подчинения Средней Азии Истеми-каган продолжил свои завоевания на западе – между 567–571 гг. тюрки овладели всем Северным Кавказом, вышли к Черному морю. И был проложен еще один торговый путь в Византию – через Хорезм, Поволжье и Крым. И в этом регионе под властью тюрков оказались многочисленные тюркоязычные племена, из которых впоследствии сложатся объединения булгар и хазар.

В третьей четверти 6 в. тюрки бесконечными походами разорили и поставили в зависимость северокитайские государства Чжоу и Ци. Затем Каганат в союзе с Византией начал войны с Ираном за контроль над Великим Шелковым путем. В 571 г. после похода тюрков в Иран граница была установлена по Амударье, а в 588–589 гг. Тюркский каганат присоединил к своим территориям некоторые области на западном берегу Амударьи.

В результате таких военных операций и дипломатических ходов, тюрки стали контролировать большую часть караванных путей между Китаем и Ираном и Византией.

В завоеванных землях была организована определенная система управления: покоренные местные владетели считались наместниками тюркского кагана и обеспечивали, под присмотром агентов центрального правительства, надлежащийо сбор дани с оседлого населения и безопасность проходящих через их пределы караванов.

Таким образом, во второй половине 6 – начале 7 в. Каганат раздвинул свои границы на западе до Черного моря и Кавказского хребта, а на востоке – почти до Тихого океана. Под властью тюрков были кочевники Центральной Азии и Семиречья, Чуйской долины, Верховий Иртыша и Ишима, низовий Волги и Кубани, обитатели оазисов Тарима, Среднеазиатского междуречья, горцы склонов Гиндукуша и Кавказа.

Жизнь в государстве тюркоязычных кочевников была тесно связана с соседствующими оседлыми цивилизациями – китайской и ираноязычной в Средней Азии.

Ираноязычные согдийцы, населявшие бухарский и самаркандский оазисы, на протяжении веков господства тюркоязычных народов играли ключевую роль в межрегиональной торговле и культурном обмене во Внутренней Азии. Пользуясь защитой тюркскими хозяевами их торгово-экономической деятельности на большой части Великого Шелкового пути, согдийцы организовывали торговые фактории в Центральной Азии, которые превращались в центры культурно-экономической жизни в степях. Согдийцы также выполняли важные дипломатические поручения тюркских каганов ко дворам китайских императоров, в Иран и Византию.

Тогда и впоследствии согдийские менеджеры помогали тюркским правителям организовывать эффективную эксплуатацию китайских государств, в получении максимальной прибыли от деятельности торговых путей. Проповедники из этой среды занимались активной миссионерской деятельностью, распространением прозелитарных религий, манихейства, несторианства и буддизма среди кочевников.

И естественным образом в начальную пору тюркской империи, в последней четверти 6 в., официальным языком стал согдийский, которым написана основная надпись на Бугутской стеле, возвдвигнутой в честь Таспар-кагана (правил в 572–582 гг.). Это является самым древним сохранившимся памятником I Тюркского каганата.

Затем общими усилиями тюркских и согдийских интеллектуалов была создана тюркская письменность на основе согдийского алфавита, в свою очередь, восходящего к арамейскому, с добавлением нескольких букв для передачи специфических тюркских звуков. Этот алфавит, состоявший из 38 букв, точно передавал фонетические особенности тюркского языка.

Вся история I Тюркского каганата была наполнена войнами и междоусобицами. Неизбежное соперничество среди правящего клана и сепаратистские настроения племенных вождей умело возбуждались и поддерживались агентами влияния китайской империи Суй (581–618). Междоусобная война в Тюркском каганате, начавшаяся в 582 г. и завершившаяся в 603 г., привела к окончательному распаду империи на две части – в Монголии (Восточнотюркский каганат) в Джунгарии и Средней Азии (Западнотюркский каганат).

Ставка каганов Западнотюркского каганата (603–704) находилась на Семиречье и под их властью находились племена на Алтае, жители оазисов р. Тарим и владений в Средней Азии.

Западнотюркский каганат делился на десять частей, названных стрелами – «десятистрельный народ» древнетюркских надписей. Пять из них под именем дулу обитали в Семиречье и Западной Джунгарии, пять других входили в объединение нушиби, жившие в западном Тянь-Шане. В союз дулу также входили карлуки и тюргеши, кочевавшие в степях между Алтаем, Иртышем и Или.

Начавшаяся в 630 г. борьба за престол у западных тюрков переросла в затяжную войну, которую вели друг с другом два главных племенных союза – дулу и нушиби. В 651 г. Западнотюркский каганат был разгромлен китайцами. Земли каганата Китай разделил на два округа, во главе которых китайский император поставил своих чиновников из представителей тюркской знати. Однако зависимость этой территории от Китая была номинальной, тем более усилившийся в 70-х годах 7 в. Тибет фактически отделил Китай от западнотюркских владений. Но внутренние противоречия не позволили западнотюркским владетелям обеспечить управление и порядок в своем государстве.

Сложившейся ситуацией воспользовались вожди тюргешского племени, которые ликвидировали власть тюрков-ашина и на территории долины р. Или и северных предгорий Тянь-Шаня создали свое государство – Тюргешский каганат (704–756 гг.).

После разделения Восточнотюркский каганат оставался в состоянии неурядиц и глубокого кризиса. В 630 г. восточные тюрки потерпели поражение в войне с китайским императором Тайцзуном и вынуждены были ему покориться. Тюркские племена были расселены в Ордосе и Шаньси. Их знать и воинские подразделения были включены в состав имперской армии.

В 679–681 гг. тюрки восстали и пытались сбросить китайское владычество, но не достигли успеха.

Тогда же один из вождей из каганского рода ашина, офицер китайской армии по имени Кутлуг со своим отрядом в 200 человек ушел в горы Иншань. Здесь мятежники сумели привлечь на свою сторону большую часть тюрок и вели успешные военные действия против императорских войск в Шаньси (682–687). В 682 г. Кутлуг объявил себя Эльтериш-каганом и этим актом провозгласил возрождение империи тюрков. Ближайшим его сподвижником был тюркский интеллектуал с китайским образованием Тоньюкук, с которым он также породнился, женив своего сына Могиляна на его дочери (имя ее – Пофу).

В 687 г. Эльтериш-каган свою сплотившуюся и закаленную в боях армию двинул из Иншаня в Центральную и Северную Монголию. Между 687–691 гг. занимавшие эти территории племена токуз-огузов во главе с уйгурами были разгромлены и подчинены. Центр государства тюрков переместился в Отюкенские горы (современный – Хангай). Обильный травой и водой район Трехречья – Орхона, Селенги и Толы был благодатным уголком для кочевников.

Созданное Эльтериш-каганом и его сподвижниками государство на месте Восточнотюркского каганата историками называется II Тюркским каганатом (682–744 гг.) или Каганатом Голубых тюрок. В тюркском языке цветовое обозначение көк (сине-голубой или небесный) идентифицировался с востоком как стороной света – имя новой империи означало восточные тюрки, Тюрки Восточной стороны.

После смерти Эльтериша в 691 г. правителем стал его брат Мочжо (Капаган-каган). В его правление (692–716 гг.) из-под власти Танской империи были освобождены все тюркские и телесские племена.

В 711 г. войско Капаган-кагана совершило успешный поход против Тюргешского государства, возникшего в Семиречье на месте Западнотюркского каганата. Тюркская армия разбила тюргешей и дошла до прохода Бузагала, названного тюрками Железными воротами. Их дальнейшее продвижение было остановлено арабами.

В 716 г. Капаган-каган был убит при возвращении из очереднего похода против взбунтовавшихся племен. И возникла проблема наследования. Капаган-каган при жизни назначил преемником своего старшего сына, обойдя детей старшего брата – Могиляна и Кюль-тегина. А по тюркской традиции престол должен был наследовать следующий по старшинству член династии – Могилян, старший сын его брата Эльтериш-кагана.

Узнав о смерти кагана, Кюль-тегин совершил военный переворот и уничтожил на корню линию потомства своего дяди Капаган-кагана. И по старинному обычаю возвел на престол старшего брата Могиляна с титулом Бильге-каган. Сам стал командующим войсками. Из всех вельмож умершего кагана уцелел лишь один Тоньюкук, верный сподвижник отца и тесть нового хана.

У власти стал триумвират Бильге-кагана, Кюль-тегина и Тоньюкука.

Новым правителям пришлось отстаивать независимость II Тюркского каганата в жестоких войнах с империей Тан (618–907) и его союзниками из числа других тюркоязычных племен, не желавших жить под господством тюрков.

Вскоре после смерти Кюль-тегина (731 г.) Могилян-каган был отравлен (734 г.), после чего у тюрков начались междоусобицы из-за власти.

В 744–745 гг. объединенные силы уйгуров, басмылов и карлуков положили конец власти тюрков. К власти пришла династия из рода яглакар уйгурского племени.

II Тюркский каганат сошел со сцены и на смену ему пришел Уйгурский каганат (745–840 гг.).

Здесь следует отметить, что от II Тюркского каганата остались самые значительные тексты древнетюркской письменности – это надписи в честь Тоньюкука, Кюль-тегина и Бильге-кагана, составленные в первой половине 8 в.

В 746–747 гг. уйгуры нанесли военное поражение своим союзникам: басмылам и карлукам. Часть их покорилась уйгурам, но большая часть карлуков и примкнувших к ним басмылов, тюрков и других племен ушли в Семиречье и Джунгарию. Здесь они смешались с западнотюркскими племенами, и среди которых карлуки заняли доминирующее положение.

Уйгурский каганат стал важной политической силой в Центральной Азии. Западная граница империи проходила по Монгольскому Алтаю, восточная достигала верховий Амура и современной территории Манчжурии, южная – Танского Китая, а северная – оз. Байкал.

Столица каганата с 751 г. располагалась в местности Ордубалык, на берегу р. Орхон.

Под влиянием согдийцев, игравших ключевую роль в экономической жизни страны, уйгурская правящая верхушка в 763 г. приняла учение Мани – религию из Ирана.

Как все степные империи, Уйгурский каганат вел изнурительные войны с Китаем, вымогая побольше шелков и предметов роскоши, много сил уходило и на усмирение своенравных, то и дело норовивших отколоться, родственных племен в своей конфедерации. Все это вело к ослаблению государства. Около 820 г. началась длительная война с енисейскими кыргызами, которым в 840 г. удалось разбить уйгурские войска, убить их кагана и захватить богатую столицу Ордубалык.

Разбитые уйгуры и их союзники разбрелись в разные стороны. Одна часть уйгуров переселилась в Северный Китай и была ассимилирована местным населением. Другая группа поселилась в провинции Ганьсу и создала Ганьчжоуское княжество (902–1028), разгромленное тангутами. Большая часть народа ушла вместе с одним из принцев правящей династии яглакар в оазис Кучу (кит. Гаочан, нынешний Турфан) в Восточном Туркестане, где уйгуры основали свое новое государство. В Турфанском княжестве (866–1250) уйгуры вместе с другими тюркскими племенами (огузы, карлуки, басмылы, тюргеши и др.) и с ассимилированными ираноязычными группами сложились в одну этническую общность, перешли к оседлой жизни. Уйгуры на новой родине унаследовали богатую древнюю культуру, развитое сельское хозяйство и ремесленное производство ираноязычных насельников региона. Эти традиции продолжали развиваться и приумножаться в новом государстве.

И преобразившиеся уйгуры с середины 9 и до середины 13 в. – за четыреста лет жизни на перекрестке торговых магистралей между Востоком и Западом жадно воспринимали культурные достижения из Средней Азии и Ближнего Востока и создали великую культуру. От этой эпохи остались многочисленные культурные артефакты (рукописи, фрески, скульптуры и др.), связанные с исповеданием уйгурским обществом манихейства, буддизма и несторианства.

На месте древнеуйгурского государства древние кыргызы создали свой каганат (840–924), включавший в свой состав земли Монголии, Джунгарии и Восточного Туркестана.

Но кыргызы не могли управлять таким большим государством – их правление привело к хаосу и анархии.

К началу 10 в. древние кыргызы ушли из восточной части Центральной Азии, основной массой они вернулись на свою историческую родину, на берега Енисея и Иртыша. Другие части ассимилировались среди других тюркоязычных племен, вероятно, тогда же одна группа перекочевала на Тянь-Шань. Новыми хозяевами Центральной Азии стали монголоязычные кидани.

Еще одно государство тюркоязычных племен Тюргешский каганат (704–756) занимал территорию вдоль караванных путей из Китая в Среднюю Азию и далее в Иран и Византию. Тюргеши кочевали на огромной территории от Турфана и Бешбалыка до Шаша (Ташкента), на Семиречье, в бассейнах рек Или, Чу и Талас.

Когда в 705 г. арабские войска вплотную подошли к южным границам тюргешей, тюргешский хан в союзе с Китаем и Согдом нанес им поражение под Пайкендом и Бухарой. В последующие десятилетия тюргеши не раз выгоняли из территории Средней Азии вторгавшиеся сюда из Хорасана арабские отряды. Тюргешская держава в 711 г. подверглась разорительному нападению восточных тюрков, но в 716–730 гг. восстановила свою власть на прежней территории.

Но в 40-е годы 8 в. вспыхнула междоусобица среди тюргешей и этим воспользовались китайцы – они подчинили себе Семиречье, вышли на Сырдарью и дошли до Чач (Ташкента). Нашествие китайцев вызвало противодействие арабских военачальников, ведших войну на полное покорение Среднеазиатского междуречья. Китайская и арабская армии сошлись на р. Талас в июле 751 г., в результате завязавшегося сражения арабы в союзе с карлуками нанесли поражение китайцам и обратили их в бегство.

Река Талас отныне стала границей сферы влияния между Арабским Халифатом и Китайской империей.

После этого карлуки на территории Западнотюркского каганата заняли доминирующее положение. Тюргеши частью подчинились карлукам, частью эмигрировали на восток и присоединились к уйгурам. Основная масса огузов, не пожелавших признать власть карлуков, во второй половине 8 в. оставила Семиречье и ушла в низовья Сырдарьи. И карлукский ябгу стал создателем нового государства, занявший земли Семиречья, Джунгарии и Кашгарии

Карлукский каганат просуществовал в 766–940 гг. Затем на этой территории возникло Караханидское государство, сыгравшее огромную культурно-историческую роль в регионе с середины 10 по началу 13 в.

В составе этого государства (названного по имени правящей династии), карлуки, составившие основное население каганата, впервые среди тюркоязычных народов в 960 г. приняли ислам и стали переходить к оседлому земледелию.

И в Караханидском каганате зародилась исламская литература на тюркском языке.

Карлукское наречие легло в основу среднеазиатского литературного языка, впоследствии получившего имя чагатайского.

Тем временем переселившиеся в районы низовья Сырдарьи и Приаралья огузы вытеснили обитавших здесь печенегов со своих кочевий и создали свое государство со столицей в г. Янгикенте.

Образование другой державы тюркоязычных племен – Кимакского племенного объединения в верховьях Иртыша относится к концу 9 – началу 10 в. В это время их владения распространились на Алакольскую котловину и северо-восточное Семиречье и до Джунгарского Алатау.

В первой трети 11 в. под ударами кочевников из Центральной Азии кимакская федерация распалась на небольшие отдельные владения, а этноним «кимаки» перестал упоминаться в источниках. На территории их обитания стали доминировать кыпчакские племена.

Историк Д. Г. Савинов относил период сложения кыпчакского этноса к середине 8 в. и рассматривал южные районы Западной Сибири как основной ареал кыпчакского этногенеза. В 9–10 вв. кыпчаки входили в государственное объединение кимаков, а 11–12 вв. следует считать периодом оформления кыпчакской этнокультурной общности, которая занимала обширные пространства от Иртыша до Южного Урала и граничила на юго-западе в степях Приаралья с печенегами и огузами.

В 630-е годы с ослаблением Западнотюркского каганата его власть прекратилась в Восточной Европе. И булгарские племена Причерноморья создали свое самостоятельное объединение – Великую Булгарию, просуществовавшую всего несколько десятилетий. С середины века преобладание в этом регионе перешло к хазарам, кочевавшим в Прикаспийских степях. Восточная часть булгар покорилась хазарам, западная ушла на нижний Дунай, где была основана Дунайская Булгария.

К началу 8 в. Хазарский каганат включал в себя большую часть степного Крыма, Приазовья и Северного Кавказа. Территорию государства населяли несколько этнических общностей, отличающихся друг от друга антропологически, по языку, психическому складу и религии. Это были хазарские и булгарские племена, угроязычные орды, аланские племена и еврейские общины в городах, нашедшие здесь убежище от преследований в мусульманских и христианских странах – из Ближнего Востока и Византии.

Правящая династия, вероятно, была из рода ашина – дома тюркских каганов из Центральной Азии.

Столицами Хазарского каганата были Беленджер и Семендер на территории Дагестана.

В середине 7 в. в Восточном Закавказье столкнулись интересы хазар, которые регулярно туда совершали набеги для вывода невольников и материальной добычи, и арабов, которые вели военные действия для включения этой области в состав Халифата. В 737 г. хазары потерпели сокрушительное поражение от арабов, которые разрушили их столицу Семендер, и хазарский каган был вынужден просить мира. И на три десятилетия на границе двух государств установилось затишье. Войны между арабами и хазарами возобновились в последние десятилетия 8 в. В следующем веке походы хазар на подвластные арабам земли прекратились.

Геополитическим последствием арабского нашествия стало переселение населения от опасного кавказского пограничья в донские и поволжские степи. В низовье Волги был построен замок, названный по тюркской имени реки – Итиль. Сюда была перенесена из Дагестана столица государства.

Среди тюркских империй Хазария является единственной страной, принявшей иудаизм в качестве официальной религии. Изначально хазары придерживались традиционных тюркских верований.

Хазария находилась на стыке христианского и исламского миров, а также было велико влияние иудейских общин – богатой прослойки населения, и все три монотеистические религии здесь нашли своих приверженцев. Проникновению сюда христианства способствовали близость Византии и христианских государств Закавказья. Знакомство с исламом произошло во время арабо-хазарских войн, но его широкое проникновение началось в последующий период в результате развития торговых отношений с мусульманским Хорезмом.

Враждебные отношения Хазарии с мусульманскими и христианскими странами привели правящую элиту государства к официальному принятию иудаизма в начале 9 в.

Проникновение иудаизма в хазарское общество было неглубоким: помимо каганского двора его исповедовали сами этнические евреи, определенная часть торговых и чиновничьих кругов хазар. Основная масса народа продолжала исповедовать ислам, христианство и различные языческие культы. Особенно сильны были позиции ислама, противостоявшего тотальной иудаизации населения по религии: в начале 10 в. в Итиле существует многолюдная мусульманская хорезмийская колония, основное ядро которой составлял десятитысячный военный отряд хорезмийцев-мусульман.

И новая религия стала причиной раскола общества: принятие иудаизма каганом и его окружением противопоставило их провинциальной знати и основной массе населения. Началась гражданская война, которая продолжалась несколько лет и сильно ослабила государство.

И ситуация на границах каганата складывалась неблагоприятно.

В 9 в. началась новая волна Великого переселения народов, и новые азиатские кочевники стали проникать в пределы Хазарии. В 830-е гг. венгры заняли Северное Причерноморье. В 889 г. в степи Подонья и Приазовья ворвались печенежские орды, вытесненные с междуречья Урала и Волги огузами, и заставили венгров уйти в Паннонию. Уже в середине 10 в. печенеги овладели причерноморскими степями, разорили все оседлые поселки и многие хазарские города.

В 965 г. киевский князь Святослав добил каганат, взяв его столицу Итиль и пограничную крепость Саркел (Белая Вежа) в нижнем течении Дона. После этого на хазарские земли хлынули огузы, которые довершили разрушение государства.

Хазарский каганат просуществовал около 300 лет – с середины 7 в. до последней четверти 10 в.

Остатками хазар-иудеев являлись караимы, сохранившиеся еще в начале 20 века в Крыму, в Польше и в Литве – они сохранили свою иудаисткую религию, но язык сменился на кыпчакский. Возможно, части хазар ассимилировались среди народов Северного Кавказа и Причерноморья.

Со второй половины 7 в. булгарские племена начали переселяться на Среднее Поволжье и Прикамье, абсорбируя местных финно-угорских племен. И в 9 в. там сложилось новое государство – Волжская Булгария, где в начале 10 в. приняли ислам, рассчитывая на помощь Халифата в борьбе с иудейским каганом.

В Центральной Азии после разгрома кыргызами Уйгурского каганата произошли необратимые демографические перемены. Тюркоязычные племена стали уходить на запад, к берегам Сырдарьи, во внутренние районы Средней Азии, в евразийские степи до Дуная. На оставленной тюрками территории усиливались и размножались монголоязычные племена – прародина тюркских народов становилась Монголией.

Многие известные по китайским хроникам и древнетюркским надписям центральноазиатские тюркские племена и этносы исчезли, ассимилированные более сильными этническими общностями, а другие пережили этноязыковую трансформацию.

От эпохи обитания тюркоязычных этносов во Внутренней Азии останутся в лесо-таежных укромках малочисленные тюркоязычные племена, которые потом смешаются с тунгусо-маньчжурскими аборигенами, и лишь в 20 в., советское время, сложатся в ныне известные сибирские тюркоязычные этносы. Они, в силу исторических обстоятельств, вошли в буддийский и христианский культурные миры, и этот регион тюркоязычных народов является обособленным культурным ареалом тюркского мира. Другие реликты – сарыг-югуры, фуюйские кыргызы и салары, чудом сохранившиеся среди китайского этнического моря.

Время существования крупных степных империй в северной части Евразии, возглавляемых тюркоязычными правящими династиями (вторая половина I – начало II тысячелетия н.э.) называется древнетюркской эпохой. За этот отрезок времени возникли и погибли Древнетюркские и Уйгурский каганаты, государства кыргызов на Енисее и кимако-кыпчаков на Иртыше, приаральских огузов на Сырдарье, карлуков в Семиречье, Великая Булгария и Хазарский каганат в Поволжье и Северном Кавказе.

Древнетюркская эпоха сыграла важную роль в консолидации тюркоязычного населения Евразии и способствовала дальнейшему развитию этнических групп, составивших впоследствии основу современных тюркоязычных народов. В этот период складывались основы социокультурных традиций тюркского мира, зародилась тюркская духовная культура – письменность, литература и система религиозных представлений, которая развивалась в тесных контактах с восточноиранским и китайским этнокультурными мирами. И приобретенные в открытом диалоге с другими цивилизациями интеллектуальные достижения определили неповторимую и жизнеспособную природу культуры тюркских кочевников.

Сохранившиеся письменные памятники – это историко-биографические тексты, эпитафии, памятные надписи, позже – магические, религиозные и литературные тексты.

Надписи с древнетюркским письмом были открыты на среднем Енисее в 20-х годах 18 в. Д. Мессершмидтом и И. Страленбергом. Они его назвали руническим – по сходству со скандинавскими рунами. В 1889 г. Н. М. Ядринцев в Северной Монголии, в долине р. Орхон, обнаружил большие каменные стелы с надписями, воздвигнутые в эпоху II Тюркского каганата.

Это были погребальные эпитафии Бильге-кагана и его брата Кюль-тегина (сооружены в 732–735 гг.), а также советника правителей этого дома Тоньюкука (716 г.), повествующие о жизни и подвигах каганов и полководцев на фоне общей истории Тюркского каганата.

Найденные тексты дешифровали и прочли датский ученый В. Томсен, который первым нашел ключ к алфавиту, и русский тюрколог В.В. Радлов, давший первое чтение надписей.

Считается, что древнетюркская письменность, возникшая во второй половине 7 в., употреблялась до 12 в. включительно на огромном пространстве степной Евразии – от Хуанхэ до Дуная. Памятники древнетюркского письма найдены в Северной Монголии, в долине Енисея, в Прибайкалье, на Алтае (все они на камне), на бумаге – в Восточном Туркестане, а в Европе – в Поволжье, Подонье, Северном Кавказе и в долине Дуная (надписи на предметах домашнего обихода).

Однозначно и достоверно реконструирировать систему мировоззрения древнетюркского населения не удается. Вероятно, они представляли мироздание в виде взаимопроникающих сфер – Верхнего (где обитают божества), Среднего (мир людей на Священной Земле-Воде – Ыдук Йер-Суб) и Нижнего (где обитает бог смерти Эрклиг-хан) миров. Верховный бог Тенгри (букв. Небо) распределяет сроки жизни людей, а его супруга Умай принимает новорожденных в жизнь, а их будущим в мире теней ведает Эрклиг. В древнетюркских надписях и записях упоминаются также другие боги – два божества (Йол-Тенгри), один из которых дарит человеку қут – божественную благодать, другой – восстанавливает и устраивает государство, являясь посланцами Тенгри.

С наступлением конца древнетюркской эпохи отныне центр тюркской активности перенесся за пределы Центральной Азии, на запад – от Сырдарьи до Малой Азии и Днепра и Дуная. На этом этапе становления тюркского этнолингвистического мира ведущие роли будут играть огузский и кыпчакский союзы племен, которые и создадут ныне знакомый нам преображенный облик тюркского мира.

Тюрки в новом ареале обитания вошли в исламский мир культуры и ценностей, и, являясь доминирующей политической силой в регионе, отюречили по языку и самосознанию огромные этнические массивы, которые, сохранив свои социокультурные традиции, коренным образом трансформировали тот мир, который мы называем тюркским.

Каракалпаки по языку и генетическим корням являются наследниками истории и социокультурных достижений тюркоязычного населения Центральной Азии в древнюю эпоху.

 

Add comment


Security code
Refresh