О себе
БИОГРАФИЯ


Родился в 1956 году в Республике Каракалпакстан (Узбекистан).

В 1982 году окончил Литературный институт им. М. Горького.

Работал в г. Нукусе редактором книжного издательства, заместителем председателя Союза писателей Каракалпакстана, главным редактором литературного журнала «Амударья».

В настоящее время являюсь собственным корреспондентом русскоязычной газеты «Вести Каракалпакстана».

Член Союзов писателей Узбекистана и Каракалпакстана.

Проживаю в г. Нукусе Республики Каракалпакстан.

И еще немного о себе и своих занятиях...


Стихотворство пришло лет в тринадцать – стоял душный майский день. Те первые две строфы воспевали красоту моей миловидной соседки, которая была двумя годами старше меня.

Я вырос в патриархальном ауле, где выращивали хлопчатник, и где дети трудились наравне с взрослыми с десяти-двенадцати лет. И карандаш с бумагой ходили везде со мной – на хлопковом поле, в лесу, куда ходили за дровами, и пришедшие на ум ладные строчки записывались.

Мой шестнадцати-семнадцатилетний возраст был самым плодотворным отрезком в моей жизни – к окончанию средней школы у меня накопилось около тысячи стихотворений, пять или шесть поэм, с десяток рассказов и две повести.

Одну повесть я писал в реальном времени – расскажу, как это было. В далеком районе, за двести километров от нас, в доме наших дальних родственников разворачивалась семейная драма. В их дом явилась беременная девица, которая заявила, что она ждет ребенка от ушедшего накануне в армию их младшего сына.

Это была знатная семья в той стороне – старшие дети были на видных должностях в районе, их мать была подругой моей бабушки. И они не могли просто взять да прогнать ее - боялись людского суда. И девушка осталась жить в доме до выяснения обстоятельств. А виновник драмы на их письмо ответил, что он той девушке жениться не обещал, так что от ребенка отказывается и что та может вернуться восвояси. Но тем временем в их доме побывали родители девушки и ясно дали понять, если парень отказывается жениться на их дочери, то их ждут крупные неприятности.

Подруга моей бабушки в год два-три раза приезжала в наш аул, где жили ее родственники, и всегда заходила к нам и рассказывала очередную порцию этой истории – она продолжалась два года, до приезда парня из армии, который немного пожил с дожидавшейся уже с ребенком невестой, зарегистрировали брак, только после развелся с нею.

Старухи моего детства были великие рассказчицы – и я внимательно слушал рассказы той бабуси, оживлял в своем воображении все перипетии этой драмы и писал свою повесть.

Позже, учась в Литературном институте, я понял, что тот целый чемодан рукописей не более чем пробы пера, и в один из своих приездов на каникулы сжег их в печи. Сохранил лишь малую часть стихотворений.

После школы работал литсотрудником районной газеты, плотником на стройке, рабочим московской археологической экспедиции в Кызылкумах, в армии попал в так называемый стройбат и угодил в кирпичный завод под Карагандой.

После армии были пять лет учебы в Москве, в Литературном институте.

Наш семинар прозы набирал Александр Александрович Крон, автор «Бессонницы», который ходил тогда в бестселлерах – номера «Нового мира» с этим романом, которые мне приходилось видеть в библиотеках, были зачитаны до дыр. Но наш мастер вскоре по болезни вынужден был оставить преподавательскую работу, потом наша группа побывала в руках у М.Б. Чернолусского, Ф.А. Колунцева, Г.С. Березко, Н.С. Евдокимова… Выпускал нас Б.А. Анашенков, литературный критик, хороший, доброжелательный человек, всерьез или невсерьез писавший про литературу о рабочем классе.

Наш семинар – это Виктор Галантер, Алексей Григоренко, Владимир Пономарев, Игорь Белоусов, Валерия Нарбикова, Эргали Гер…

По возвращении в Нукус работал на студии документальных фильмов, на телевидении, в издательстве, Союзе писателей, в литературном журнале и еще в ряде культурных учреждений.

В советское время успел издать два сборника стихотворений в 1986 и 1990 годах.

На каракалпакском языке говорит около полумиллиона человек – у таких малочисленных народов литературное дело невозможно без государственного субсидирования.

На днях я со своей младшей дочерью (она приехала на каникулы из Южной Кореи, где учится на промышленного дизайнера) ездил в свой родной аул повидать ее дедушку с бабушкой. В автобусе она стала допытываться, как я познакомился с ее мамой и как мы поженились, и почему мы не остались в Москве (мои братья и сестры жены живут в России).

«Потому и вернулся, что писатель должен жить со своим народом, там, где живет его язык…»

Стихи у меня шли до моих тридцати пяти лет и потом иссякли.

Разумеется, у меня были навыки, и я мог бы писать стихи на любую тему на высоком профессиональном уровне. Но это для меня было неинтересно – я всю свою жизнь лишь записывал то, что рождалось в моей душе по наитию, непроизвольно, спонтанно, что мне самому было любопытно затем прочитать то, что мне выдавала моя природа.

И после тридцати пяти лет я жил жизнью без стихов – читал книги по истории, культурной антропологии и социальной психологии.

Занимался образованием и воспитанием своих детей – двух дочерей и сына.

Старшая дочь Зиба преподает английский язык в средней школе.

Сын Инамжан учится на отделении русского языка Каракалпакского университета.

Младшая дочь Элеонора учится в Корейском Высшем институте науки и технологий.

Жена Гульнара ведает нашим хозяйством.

А в пятьдесят лет мне пришлось начать новый проект в моей жизни – сочинять прозу на русском языке (стихи – никогда б не осмелился). Это так случилось.

Мой старший друг Куат-ага Есемуратов, с которым мы когда-то работали вместе в книжном издательстве, ныне руководящий нашей русскоязычной газетой, предложил мне должность писателя в газете, то есть, free-lancer, я сам должен находить себе темы и предлагать газете материалы, которые будут чтением для души. Меня это устраивало.

Так я стал сочинять вот эти свои не ахти какие тексты на русском языке.